Алексей Конаков (doctoralewer) wrote,
Алексей Конаков
doctoralewer

Categories:

Поиски себя

В поисках себя я снова вернулся к мыслям о писательстве.
Я не знаю, о чём хочу писать, у меня нет мыслей, но писательство доставляет мне удовольствие - это то, что я могу сказать точно. Может, когда-нибудь окажется, что и писательство это не моё, но пока я уповаю только на это.
Вот, очерк для себя.

Роберто аккуратно вытер подошву о лежащее рядом тело безымянного бандита, решившего выкрасть всё его добро. Ему в этом деле старались помочь двое его друзей, но они тоже переоценили собственные силы, и поэтому сейчас лежали чуть поодаль в узкой улочке. На красивой голубой рубашке бандита, скрывавшей жирный живот, остался продолговатый след из грязи и песка.

Роберто оглянулся, но никто не проходил мимо и не смотрел на их кратковременную схватку – в сиесту все местные сидели по домам. Испанец вытер второй башмак и вышел из улочки на освещённую горячим солнцем площадь, чьи отполированные камни отражали яркие лучи подобно зеркалу. Роберт расстегнул несколько пуговиц на своей рубашке, так как жара и битва его сильно изнурили, и, бросая взгляды по сторонам, направился к небольшому ресторану, расположившемуся у края площади.  Казалось, в нём никого не было: на плетеных стульях  уличного кафе никто не сидел,  а в чёрном проёме входа не было ни единого движения, но Роберто это не останавливало. Войдя под покров прохладной темноты, он тотчас повернул направо, не давая глазам времени привыкнуть к темноте, в которой он первую минуту ничего не видел и был как крот.

Наконец , он постепенно начал замечать тройку посетителей – местных толстяков, двигающихся медленно, как ленивцы; они и не выходят из этого ресторана, даже когда жаркое солнце не печёт снаружи город. У барной стойки, не отрывая глаз от Роберто, стоял такой же толстяк, но взгляд его был цепкий и твёрдый; под его рубашкой вздымалась красная, как и всё его лицо, волосатая, сильная грудь, и его движения были отнюдь не медлительны.
 - Буэнос, - сказал Роберто и сел на стул.
 - И тебе… бэунос, - гулко отозвался толстяк.
Роберто положил ладонь на стойку, сжав три пальца и изобразив пистолет.  Бармен опустил глаза, посмотрел на незамысловатый символ пару секунд, и вновь поднял глаза на Роберто, оценивая его; затем повернулся и вышел из зала.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments